ЗАСЫПАЯ И ПРОСЫПАЯСЬ

Все снежком январским припорошено,

Стали ночи долгие лютей…

Только потому, что так положено,

Я прошу прощенья у людей.

Воробьи попрятались в скворешники,

Улетели за море скворцы…

Грешного меня – простите, грешники,

Подлого – простите подлецы!

Вот горит звезда моя субботняя,

Равнодушна к лести и хуле…

Я надену чистое исподнее,

Семь свечей расставлю на столе.

Расшумятся к ночи дурни – лабухи:

Ветра и поземки чертовня…

Я усну, и мне приснятся запахи

Мокрой шерсти, снега и огня.

А потом из прошлого бездонного

Выплывет озябший голосок –

Это мне Арина Родионовна

Скажет: «Нит гедайге [5], спи, сынок.»

Сгнило в вошебойке платье узника,

Всем печалям подведен итог,

А над Бабьим Яром – смех и музыка…

Так что, все в порядке, спи, сынок.

Спи, но в кулаке зажми оружие –

Ветхую Давидову пращу!»

…Люди мне простят от равнодушия,

Я им – равнодушным – не прощу!