СВЯЩЕННАЯ ВЕСНА

Собирались вечерами зимними,

Говорили то же, что вчера…

И порой почти невыносимыми

Мне казались эти вечера.

Обсуждали все приметы искуса,

Превращали – в сложность – простоту,

И моя Беда смотрела искоса

На меня – и мимо, в пустоту.

Этим странным взглядом озадаченный,

Темным взглядом, как хмельной водой,

Столько раз обманутый удачами,

Обручился я с моей Бедой!

А зима все длилась, все не таяла,

И пытаясь одолеть тоску –

Я домой, в Москву, спешил из Таллина,

Из Москвы – куда-то под Москву.

Было небо вымазано суриком,

Белую поземку гнал апрель…

Только вдруг, – прислушиваясь к сумеркам,

Услыхал я первую капель.

И весна, священного священнее,

Вырвалась внезапно из оков!

И простую тайну причащения

Угадал я в таяньи снегов.

А когда в тумане, будто в мантии,

Поднялась над берегом вода, –

Образок Казанской Божьей Матери

Подарила мне моя Беда!

…Было тихо в доме.

Пахло солодом.

Чуть скрипела за окном сосна.

И почти осенним звонким золотом

Та была пронизана весна!

Та весна – Прощенья и Прощания,

Та, моя осенняя весна,

Что дразнила мукой обещания

И томила. И лишила сна.

Словно перед дальнею дорогою,

Словно – в темень – угадав зарю,

Дар священный твой ладонью трогаю

И почти неслышно говорю:

– В лихолетье нового рассеянья,

Ныне и вовеки, навсегда,

Принимаю с гордостью

Спасение Я – из рук Твоих – моя Беда