САЛОННЫЙ РОМАНС

Памяти Александра Николаевича Вертинского

«…Мне снилось, что потом

В притонах Сан-Франциско,

Лиловый негр Вам подает пальто…»

И вновь эти вечные трое

Играют в преступную страсть,

И вновь эти греки из Трои

Стремятся Елену украсть.

А сердце сжимается больно,

Виски малярийно мокры

От этой игры треугольной,

Безвыигрышной этой игры.

Развей мою смуту жалейкой,

Где скрыты лады под корой,

И спой, как под старой шинелькой

Лежал «сероглазый король»

В беспамятстве дедовских кресел

Глаза я закрою, и вот –

Из рыжей Бразилии крейсер

В кисейную гавань плывет.

А гавань созвездия множит,

А тучи – летучей грядой!

Но век не вмешаться не может,

А норов у века крутой!

Он судьбы смешает, как фанты,

Ему ералаш по душе,

И вот он враля-лейтенанта

Назначит морским атташе.

На карте истории некто

Возникнет подобный мазку,

И правнук «лилового негра»

За займом приедет в Москву.

И все ему даст непременно

Тот некто, который никто,

И тихая «пани Ирена»

Наденет на негра пальто.

И так этот мир разутюжен,

Что черта ли нам на рожон?!

Нам «ужин прощальный» – не ужин,

А сто пятьдесят под боржом.

А трое? Ну, что же, что трое!

Им равное право дано.

А Троя? Разрушена Троя!

И это известно давно.

Все предано праху и тлену,

Ни дат не осталось, ни вех.

А нашу Елену – Елену

Не греки украли, а век!