ПРО МАЛЯРОВ, ИСТОПНИКА И ТЕОРИЮ ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ

Чувствуем с напарником – ну и ну,

Ноги прямо ватные, все в дыму,

Чувствуем – нуждаемся в отдыхе,

Чтой-то нехорошее в воздухе.

Взяли «жигулевского» и «дубняка»

Третьим пригласили истопника,

Приняли, добавили еще раза,

Тут нам истопник и открыл глаза –

Про ужасную историю

Про Москву и про Париж,

Как наши физики проспорили

Ихним физикам пари.

Все теперь на шарике вкривь и вкось,

Шиворот-навыворот, набекрень,

И что мы с вами думаем день – ночь,

А что мы с вами думаем ночь – день.

И рубают финики лопари,

А в Сахаре снегу – невпроворот,

Это гады-физики на пари

Раскрутили шарик наоборот.

И там где полюс был, там тропики,

А где Нью-Йорк – Нахичевань,

А что мы люди, а не бобики,

Им на это наплевать!

Рассказал нам все это истопник,

Вижу, мой напарник, ну, прямо сник, –

Раз такое дело – гори огнем!

Больше мы малярничать не пойдем! –

Взяли в поликлинике бюллетень,

Нам башку работою не морочь!

И что ж тут за работа, если ночью день,

А потом обратно не день, а ночь!

И при всей квалификации

Тут возможен перекос,

Это ж все-таки радиация,

А не просто купорос!

Пятую неделю я не сплю с женой,

Пятую неделю я хожу больной,

Тоже и напарник мой плачется,

Дескать, он отравленный начисто.

И лечусь «столичною» лично я,

Чтобы мне с ума не стронуться,

Истопник сказал – «столичная» –

Очень хороша от стронция.

И то я верю, то не верится,

Что минует та беда…

А шарик вертится и вертится,

И все время не туда!