ПРАВО НА ОТДЫХ

Первача я взял ноль-восемь, взял халвы,

Пару «рижского» и керченскую сельдь,

И отправился я в Белые Столбы

На братана да на психов поглядеть.

Ах, у психов жизнь, так бы жил любой:

Хочешь – спать ложись, а хочешь – песни пой!

Предоставлено им вроде литера,

Кому от Сталина, кому от Гитлера!

А братан уже встречает в проходной,

Он меня за опоздание корит,

Говорит – давай скорей по одной,

Тихий час сейчас у психов, – говорит.

Шизофреники – вяжут веники,

А параноики – рисуют нолики,

А которые просто нервные,

Те спокойным сном спят, наверное.

А как приняли по первой первача,

Тут братана прямо бросило в тоску,

Говорит, что он зарежет главврача,

Что он, сука, не пустил его в Москву!

А ему ж в Москву не за песнями,

Ему выправить надо пенсию,

У него в Москве есть законная,

И еще одна есть – знакомая.

Мы пивком переложили, съели сельдь,

Закусили это дело косхалвой,

Тут братан и говорит мне: «Сень, а Сень,

Ты побудь тут за меня денек-другой!

И по выходке, и по роже мы

Завсегда с тобой были схожими,

Тебе ж нет в Москве вздоха-продыха,

Поживи здесь, как в доме отдыха».

Тут братан снимает тапки и халат,

Он мне волосы легонько ворошит,

А халат на мне – ну, прямо в аккурат,

Прямо, вроде на меня халат пошит!

А братан – в пиджак, да и к поезду,

А я булавочкой – деньги к поясу,

И иду себе на виду у всех,

А и вправду мне – отдохнуть не грех!

Тишина на белом свете, тишина,

Я иду и размышляю, не спеша, –

То ли стать мне президентом США,

То ли взять да окончить ВПШ!… [20]

Ах, у психов жизнь, так бы жил любой:

Хочешь – спать ложись, а хочешь – песни пой!

Предоставлено нам вроде литера,

Кому от Сталина, кому от Гитлера!..