ПЛЯСОВАЯ

Чтоб не бредить палачам по ночам,

Ходят в гости палачи к палачам,

И радушно, не жалея харчей,

Угощают палачи палачей.

На столе у них икра, балычок,

Не какой-нибудь «КВ» – коньячок,

А впоследствии – чаек, пастила,

Кекс «Гвардейский» и печенье «Салют»,

И сидят заплечных дел мастера

И тихонько, но душевно поют:

«О Сталине мудром, родном и любимом…»

Был порядок, – говорят палачи,

Был достаток, – говорят палачи,

Дело сделал, – говорят палачи, –

И пожалуйста – сполна получи.

Белый хлеб икрой намазан густо,

Слезы кипяточка горячей,

Палачам бывает тоже грустно,

Пожалейте, люди, палачей!

Очень плохо палачам по ночам,

Если снятся палачи палачам,

И как в жизни, но еще половчей,

Бьют по рылу палачи палачей.

Как когда-то, как в годах молодых –

И с оттяжкой, и ногою в поддых,

И от криков, и от слез палачей

Так и ходят этажи ходуном,

Созывают «неотложных» врачей

И с тоскою вспоминают о Нем,

«О Сталине мудром, родном и любимом…»

Мы на страже, – говорят палачи.

Но когда же? – говорят палачи.

Поскорей бы! – говорят палачи. –

Встань, Отец, и вразуми, научи!

Дышит, дышит кислородом стража,

Крикнуть бы, но голос как ничей,

Палачам бывает тоже страшно,

Пожалейте, люди, палачей!