ОЛИМПИЙСКАЯ СКАЗКА

А бабушка внученьке сказку плела

Про то, как царевна в деревне жила,

Жила-поживала, не знала беды,

Придумывать песенки – много ль заботы?!

Но как-то в деревню, отстав от охоты,

Зашел королевич – напиться воды.

Пришел он пешком в предрассветную рань,

Увидел в окне золотую герань,

И – нежным сияньем – над чашей цветка

С фарфоровой лейкою

Чья-то рука.

С тех пор королевич не ест и не пьет,

И странный озноб королевича бьет,

И спит он тревожно, И видит во сне –

Герань на своем королевском берете,

И вроде бы он, как тогда на рассвете,

Въезжает в деревню на белом коне.

Деревья разбужены звоном копыт,

Из окон глядят удивленные лица…

Старушка плетет и плетет небылицы,

А девочка – спит!..

Ей и во сне покоя нет,

И сон похож на бред,

Как будто ей не десять лет!

А десять тысяч лет!

И не по утренней росе

К реке бежит она –

А словно белка в колесе,

С утра и дотемна!

Цветов не рвет, венков не вьет,

Любимой куклы нет,

А все – плывет, плывет, плывет,

Все десять тысяч лет!

И голос скучный, как песок,

Как черствый каравай,

Ей все твердит: – Еще разок!

Давай, давай, давай!

Ей не до школы, не до книг,

Когда ж подходит срок –

«Пятерки» ставит ей в дневник

Послушный педагог.

И где ей взять ребячью прыть,

Когда баклуши бить?!

Ей надо – плыть.

И плыть. И плыть. И плыть.

И первой быть!..

…А бабушка внученьке сказку плела…

Какой же сукин сын и враль

Придумал действо –

Чтоб олимпийскую медаль

В обмен – на детство?!..

Какая дьявольская власть

Нашла забаву –

При всем честном народе красть

Чужую славу?!

Чтоб только им, а не другим!

О, однолюбы.

И вновь их бессловесный гимн

Горланят трубы!..

…А бабушка сказку прядет и прядет,

Как свадебный праздник в столицу придет,

Герольд королевский на башне трубит,

Пиликают скрипки,

Играют волынки…

А девочка спит.

И в лице – ни кровинки!

А девочка…

Тш-ш-ш, спит!..