Биография

Александр Аркадьевич Галич (реальная фамилия поэта Гинзбург) был рожден в Екатеринославе (сейчас это город Днепропетровск на Украине) 19 октября 1918 года. Умер в Париже 15 декабря 1977. Советский поэт, автор и исполнитель собственных песен, талантливый драматург и сценарист. Фамилию Галич выбрал себе как литературный псевдоним,  который придумал из букв собственных фамилии, имени и отчества.

Александр Галич был выходцем из интеллигентной еврейской семьи: отец (Арон Самойлович Гинзбург) был экономистом, а мать (Фанни Борисовна Векслер) работала в консерватории. Александр жил с родителями, младшим братом Валерием Гинзбургом (кинооператор), дедушкой (Самуил Гинзбург был известным педиатром в городе) и дядей (Лев Самойлович Гинзбург известный литературовед) на улице Казачьей (современная ул. Комсомольская) в доме 74, который строили еще в 1911 году сами будущие жильцы.

Сначала семья Гинзбургов из Екатеринослава переезжает в Севастополь (в 1920 году), а через 3 года переезжает в Москву. В столице они жили в доме Веневитинова, расположенном в Кривоколенном переулке. Этот дом известен тем, что здесь Пушкин впервые читал свою трагедию «Борис Годунов». В Москве Александр учился в школе 24 БОНО (сегодня № 1227), которую и окончил.

Первой публикацией в «Пионерской правде» 23 мая 1932 года стало стихотворение «Мир в рупоре» (в то время Александр Аркадьевич псевдонимом не пользовался и под стихотворением стаяла его настоящая фамилия Гинзбург).

После окончания 9-го класса Галич практически одновременно поступил в Литературный институт им. А. М. Горького и в Оперно-драматическую студию К. С. Станиславского. Родные были удивлены таким поворотом, но не возражали юному дарованию. Все думали, что когда Александр почувствует, что учиться сразу в двух ВУЗах сложно, он отдаст предпочтение театральному институту. И действительно вскоре после поступления он бросает Литературный институт и продолжает учится только у Станиславского. Но Галич продолжает удивлять своих родных. Так и не получив диплома, спустя 3 года он оставляет так же и Оперно-драматическую студию. Это решение он принимает, потому что его сильно задели слова одно из его преподавателей (народного артиста Л. Леонидова), который сделал пометку в личном деле студента еще при поступлении «Этого надо принять! Актера из него не выйдет, но что-то выйдет обязательно!».

Александр Галич переходит в Театр-студию А. Н. Арбузова и В. Н. Плучека ( осенью 1939), которая открылась совсем недавно. Меньше чем через год (в феврале 1940 года) студия дебютировала со спектаклем «Город на заре». Это было коллективное творение, и одним из авторов этой пьесы был Александр Галич. Это авторство  стало его дебютом в драматургии. Но радость учебы под руководством Арбузова продлилась недолго, началась война.

Галича призвали в армию, но вскоре быстро комиссовали, так как врачи из мед. комиссии обнаружили у поэта врождённый порок сердца. Однако Галич не мог просто оставаться в Москве. Он устраивается в геологоразведочную партию и с ней отправляется на юг. Но добрались они только до Грозного, дальше их уже не пустили. Там он попадает в театр, где проработал до декабря 1941 года. Из Грозного Галич уезжает в Ташкент к Арбузову, где бывший наставник начал формировать театральную группу из своих бывших студийцев.

В Чирчике устроилась и личная жизнь Александра- он полюбил юную москвичку, актрису Валентину Архангельскую. . Молодые собирались там же расписаться, однако непредвиденное обстоятельство помешало им это сделать. Однажды они сели в автобус и отправились в загс. Чемоданчик с документами они примостили возле ног, а так увлеклись поцелуями, что даже не заметили как местные воры украли их вещи. По этой причине роспись пришлось отложить до лучших времен. А спустя год у пары родилась дочка Алена.

В 1944 году жена Александра уехала в Иркутск — работать в местном театре. Чуть позже вместе с дочерью за ней должен был отправиться и Александр, однако судьба распорядилась по-своему. Его мать внезапно заявила, что «не позволит таскать ребенка по «сибирям», и запретила сыну уезжать из Москвы. И тот послушался. Валентине же было сообщено, что, если она хочет жить с семьей, пусть немедленно возвращается в Москву — к мужу и ребенку. Однако та рассудила по-своему и осталась в Иркутске. Так распался первый брак Александра Гинзбурга, который вскоре взял себе литературный псевдоним Галич.

Весной 1945 года в жизни Галича появилась новая любовь. Звали ее Ангелина Шекрот (Прохорова). Была она дочерью бригадного комиссара и в те годы училась на сценарном факультете ВГИКа.

Отсутствие диплома о высшем образовании не помешало Галичу через пару лет после досадного инцидента в ВДШ обрести всесоюзную славу. Пришла она к нему,  как к талантливому драматургу.

В начале 50-х Галич был уже преуспевающим драматургом, автором нескольких пьес, которые с огромным успехом шли во многих театрах страны. Среди них «За час до рассвета», «Пароход зовут «Орленок», «Много ли человеку надо» и др. В 1954 году вышел  фильм «Верные друзья», снятый по сценарию Галича.

В 1955 году Галича принимают в Союз писателей СССР, а три года спустя и в Союз кинематографистов. В 1956 году Театр-студия МХАТа (позднее ставшая театром «Современник») решает открыть сезон двумя премьерами, в том числе и спектаклем по пьесе Галича «Матросская тишина».

В первой половине 60-х содружество Галича с кино складывается более удачно. Весной 1960 года  он посещает, с делегацией от Союза кинематографистов, Швецию и Норвегию.

Сценарии Галича, которые выходили в те годы из-под его неутомимого пера, тут же расхватывались режиссерами. Причем жанры, в которых работал Галич, были абсолютно разными.

Между тем под внешним благополучием Галича скрывалась некая душевная неустроенность, которую он очень часто заливал водкой. На этой почве в 1962 году у него случился первый инфаркт. Однако даже после этого «звонка» Галич не распрощался с «зеленым змием».

В начале 60-х в Галиче внезапно просыпается бард-сатирик, и на свет одна за другой появляются песни, которые благодаря магнитофонным записям мгновенно становятся популярными. Самой первой песней этого цикла была «Леночка», написанная Галичем бессонной ночью в поезде Москва — Ленинград в 1962 году.

Прошло всего лишь полтора месяца после исключения Галича из Союза писателей, как на него обрушился новый удар. 17 февраля 1972 года его так же тихо исключили и из Союза кинематографистов. Происходило это достаточно буднично. В тот день на заседание секретариата СК было вынесено 14 вопросов по проблемам узбекского кино и один (c7) — исключение Галича по письму Союза писателей СССР. Галича исключили чуть ли не единогласно.

Весь 1973 год официальные власти подталкивали Галина к тому, чтобы он покинул СССР. Но он стоически сопротивлялся.

Однако силы Галича оказались небеспредельны. В 1974 году за рубежом вышла его вторая книга песен под названием «Поколение обреченных», что послужило новым сигналом для атаки на Галича со стороны властей. Когда в том же году его пригласили в Норвегию на семинар по творчеству Станиславского, ОВИР отказал ему в визе. Ему заявили: «Зачем вам виза? Езжайте насовсем». При этом КГБ пообещал оперативно оформить все документы для отъезда. И Галич сдался. 20 июня он получил документы на выезд и билет на самолет, датированный 25 июня.

Оказавшись в эмиграции, Галич много и плодотворно работал. Он написал несколько прекрасных песен, пьесу «Блошиный рынок», собирался ставить мюзикл по своим вещам, в котором сам хотел играть. Кроме этого, совместно с Рафаилом Голдингом он снял 40-минутный фильм «Беженцы XX века».

Как вспоминают люди, которые тесно общались с Галичем в те годы, за время своего пребывания за границей тот смирился с изгнанием и не верил в возможность возвращения на родину. На Западе у него появилось свое дело, которое приносило ему хороший доход, у него была своя аудитория, и мысли о возвращении все меньше терзали его. Казалось бы, живи и радуйся. Однако судьба отпустила Галичу всего лишь три с половиной года жизни за границей. Финал наступил в декабре 1977 года.

Его ударило током, он упал, упершись ногами в батарею, замкнув таким образом цепь. Когда супруга вернулась домой, Галич еще подавал слабые признаки жизни. Когда же через несколько минут приехали врачи, было уже поздно — он умер на руках у жены. Естественно, смерть (да еще подобным образом) такого человека, как Галич, не могла не вызвать самые противоречивые отклики в эмигрантской среде. Самой распространенной версией его смерти была гибель от длинных рук КГБ. Этой версии придерживались многие. В том числе и его дочь Алена Архангельская-Галич.